24.08.2016

680 (1)Начальник сборочного цеха «Уралвагонзавода» и председатель Федерации профсоюзов Свердловской области морозным январем 2012 года выступали на митинге «Трудяга Урал – за сильную Россию». Оба говорили о защите прав трудящихся и поддержке Владимира Путина. Четыре года спустя Андрей Ветлужских в составе «второй волны» рабочих кандидатов претендует на мандат депутата Госдумы в неформальном статусе «человека Игоря Холманских». «УралПолит.Ru» обсудил с ним интересы профсоюзов в политике, проблемы на праймериз и конфликты с «Единой Россией».

Вы идете на выборы под флагом «Единой России», говорите о недопустимости давления на рабочих и задержек зарплат в условиях кризиса. При этом последние 15 лет именно эта политическая сила называет себя партией власти и берет на себя ответственность за происходящее в стране. Вы не чувствуете противоречия?

Политика и управление – искусство возможного. Во-первых, мы живем здесь, в Свердловской области, и понимаем, что возможно, а что невозможно. А во-вторых – кто другой сделал бы лучше? Мы отказались от лозунга «профсоюзы вне политики», толкаем свой актив в законодательное собрание и в Госдуму для того, чтобы во время внутрипартийных дискуссий учитывались наши интересы. Пусть больше директоров промышленных предприятий, больше тружеников, больше представителей профсоюзов будут депутатами.

Когда вы поняли, что политика нужна профсоюзам?

Как только пришел в Федерацию профсоюзов, в 2001 году.

Но имея за плечами опыт гордумы, вы сами не спешили идти на выборы.

А зачем идти обязательно мне? Я в свое время отработал четыре года в гордуме, дальше у нас с областном заксобрании было четыре депутата: Владимир Камский, Асхать Масаев, Наиль Шаймарданов и Владимир Сухов. Нормальное представительство: четыре чистых профсоюзника в думе. Уровень Госдумы требовал определенного уровня ресурсов, определенной ситуации. Учитывая усиление взаимодействия профсоюзов по линии движения «В защиту человека труда» и «Единой России», появления праймериз как возможности проверить свои силы, передо мной была поставлена задача обеспечить участие представителей профсоюзов в выборах в Госдуму.

К этому моменту вы уже хотели стать депутатом?

Я никогда этого не исключал – ни во время прошлых выборов в Госдуму, ни во время выборов в заксобрание.

То есть решение все-таки приняли с подачи Игоря Холманских?

Нет. В январе я решил проехаться по территориям севера. Весь февраль ездил. Получил одобрение профсоюзников выдвигаться, после этого обсуждал решение с различными политическими игроками. Потом доложил лидеру движения о своей готовности бороться и попросил поддержки. Он ответил: «Если движение поддержит, то и я как председатель движения поддержу».

На праймериз вас позиционировали как основного кандидата рабочего движения и защитника интересов трудового класса, по итогам голосования в самом промышленном округе региона вы заняли второе место с трехкратным отрывом от лидера. Как вы объясняете себе такой результат – рабочие не чувствуют необходимости в защите своих прав?

Так массово, серьезно праймериз проходили в первый раз. Поэтому результат здесь зависит и от того, кто более дисциплинирован. В Госдуму от Свердловской области впервые идет представитель профсоюза, и наверное, нужно сформировать у рабочих традицию голосовать за представителей профсоюзов. Я считаю, что это хороший результат для [территории] заводов. Потому что явка на праймериз была в целом небольшая, около 7–8 % от числа избирателей, в основном пришло больше представителей бюджетной сферы. На выборах явка прогнозируется на уровне 40–50 %, и там, понятно, будут уже работники предприятий.

Вы идете во «второй волне» трудовых кандидатов и могли наблюдать работу предшественников – металлурга Валерия Якушева, токаря Валерия Трапезникова. Как вы оцениваете их работу, что конкретно они сделали за пять лет для людей труда?

Самая главная их заслуга – принятие закона о запрете заемного труда. Это когда в фирме ноль основных фондов, а она сдает в аренду персонал. В случае проблем у работодателя эти люди никак не защищены. Таких проблем масса во многих странах Европы. У нас теперь нет: в случае чего основные фонды фирмы будут проданы, рабочим будет выплачена зарплата. Кроме того, не был принят закон о повышении пенсионного возраста.

Другие достижения?

Там Дума приняла самое максимальное количество законов…

и даже получила за это звонкое прозвище.

Так ведь каждый раз нужно было голосовать по-профсоюзному. Ни про Якушева, ни про Трапезникова я не слышал, чтобы они проголосовали не так. Это значит, что они голосовали как представители трудовых коллективов и профсоюзов.

Как будете действовать, если окажетесь депутатом Госдумы, и при голосовании по одному из вопросов партия выступит за, а профсоюзы – против?

Сделаю все возможное, чтобы позиция «Единой России» при подготовке законов была ближе к позиции, которую занимают работники. Моя задача – максимально сблизить позиции и прийти к консенсусу. Хотя есть моменты, где я буду голосовать так, как мне сказала профсоюзная система.

То есть профсоюз важнее партии?

Я не буду так говорить. Я уверен, что надо находить компромиссные решения, где и партия, и профсоюз занимали бы здравые позиции в интересах людей.



девять × = 9