05.09.2013

i
Почему не получается утолить кадровый голод?

Парадоксальная ситуация сложилась на Среднем Урале. С одной стороны, регион испытывает суровый кадровый голод во многих отраслях. С другой – с каждым годом растёт объём резюме, а свыше 29 тысяч уральцев имеют статус «безработный».

«Хожу по улицам и недоумеваю. Откуда столько гастарбайтеров понаехало, – пишет наша читательница Вероника Антропова. – Я понимаю, что у них на родине жизнь не сахар и к нам они едут деньги зарабатывать. Но почему же наши местные ребята стали такими ленивыми? Почему мы сами лежим на печи и ничего не делаем? Как возник такой дефицит кадров, что мы вынуждены звать на помощь «варягов»? Видимо, обленилась наша молодёжь. Им бы только на скамеечках сидеть, семечки лузгать да пиво потягивать.

Работать совсем не хотят. Это мы раньше как один вставали в пять утра и шли в поле урожай убирать. А сейчас попробуй молодого увальня выгони в поле. Да он пошлёт тебя куда подальше. Привыкли все в офисах сидеть за компьютерами. Никто не хочет руками работать».

Желательно всё и сразу

Сегодня предприятия Свердловской области, пережившие тяжёлый экономический кризис, вновь активно развиваются. Однако они до сих пор так и не могут преодолеть проблему кадрового дефицита.
Я б в рабочие…

Не пошёл

Нынешняя молодёжь, к всеобщей печали, не утруждает себя оценкой перспектив родного края, продолжая плыть по течению давно устаревших профессиональных стереотипов. Результаты ЕГЭ тому подтверждение. Вот уже несколько лет среди дисциплин, которые выпускники школ региона выбирают для сдачи (читай, для поступления в вуз или суз), лидируют гуманитарные науки. Это в промышленном регионе!

Другая сфера, страдающая от нехватки специалистов, – здравоохранение. Особенно в тяжёлом положении находятся поликлинические отделения больниц и сельская местность. Дефицит медицинских кадров в конечном итоге сказывается на каждом отдельно взятом уральце, который не может получить качественную помощь, а вынужден прозябать в очередях и сталкиваться с формальным отношением по шею загруженных участковых врачей.

В образовании в последнее время наметилась тенденция к улучшению. Во всяком случае, после повышения заработной платы педагогам общеобразовательных учреждений физики уже не ведут литературу, а трудовики географию. А вот вновь открывающиеся детские сады удаётся укомплектовать воспитателями и нянечками с трудом. Пока единственное, что привлекает женщин в этой профессии, – возможность устроить в детский коллектив собственного ребёнка.

Разными тропами

Между тем 29 279 уральцев официально зарегистрированы в службах занятости. А количество резюме в свободном поиске работы растёт как на дрожжах. Казалось бы, сойдись пути соискателей и работодателей – и серьёзная проблема Среднего Урала была бы решена. Увы, судя по всему, ходят они разными тропами.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ
  • 46 016 вакансий открыто в Свердловской области
  • 29 279 – безработных в регионе
  • 16 825 мигрантов работает в области по патенту
  • 50 000 рублей – сумма подъемных сельским медикам
  • 30 000 рублей – средняя зарплата рабочих на заводе
  • 56,3% выпускников выбрали для сдачи ЕГЭ обществознание

Явная примета сегодняшнего времени – желание получить от работы всё и сразу с наименьшими затратами. Иначе как объяснить, что по сравнению с прошлым годом на 15% увеличилось количество резюме от молодёжи «без опыта работы». При этом в графе «желаемый заработок» «безопытные», не смущаясь, ставят – 30-40 тысяч рублей.
Захлёбывается от желающих трудиться в чистом офисе нормированный рабочий день, например, банковская сфера. Кредитными экспертами становятся дипломированные учителя, педагоги дополнительного образования, медицинские сёстры и т. д.

Между тем область вынуждена ломать голову над тем, как залатать кадровые дыры. Предприятия и учреждения (в том числе здравоохранения) подают заявки на иностранную рабочую силу (в 2014 году область предполагает привлечь 40 687 иностранных работников), особо дефицитные сферы без устали повышают заработные платы и соревнуются в оригинальности бонусов для молодых специалистов, а власти пытаются изменить сознание общества и вернуть престиж некогда униженным профессиям. Масштаб кадровой проблемы говорит о том, что пока эффективного метода её решения не найдено.

«Сельский миллион»

Программа по привлечению кадров в сферу здравоохранения в Свердловской области направлена главным образом на материальное стимулирование медиков. Так, например, обеспечить врачами село планируется благодаря так называемому сельскому миллиону, который получают медики, добровольно отказавшиеся от городской жизни. В прошлом году этим правом воспользовались 16 человек. Нынче из федерального и областного бюджетов выделено уже 59 миллионов рублей.

КОММЕНТАРИЙ
Министр здравоохранения Свердловской области Аркадий Белявский:– Кадровая проблема сегодня выходит на первый план, и она решается сложнее остальных проблем здравоохранения – во-первых, темпы обновления технологий и оборудования сегодня опережают темпы обновления и подготовки кадров, а во-вторых, специалистов просто не хватает.

Кроме того, сфера здравоохранения – одна из немногих, которая сохранила систему подъёмных для тех, кто только начинает свой путь в профессии. Надеются власти, что и рост заработной платы медиков принесёт свои плоды. По информации Министерства здравоохранения Свердловской области, сегодня в регионе средняя заработная плата врачей составляет 51 тыс. рублей, среднего медперсонала – 24 тысячи, младшего – 12 тысяч рублей. Обещается, что повышаться она будет ежегодно.

Помогут ли эти меры решить кадровую проблему – пока не ясно. Но вопрос стоит более чем серьёзно, до 2018 года Среднему Уралу необходимо добиться, чтобы на 10 тысяч человек в регионе приходилось 46 врачей (при нынешних 32). Для того чтобы этого достичь, нужно принять на работу дополнительно 4490 врачей. А снять с повестки дня вопрос дефицита среднего медперсонала помогут 12 тысяч (!) новых работников.

Рабочий не в почёте

На свердловском рынке труда ощущается нехватка технических специалистов. При этом уровень оплаты труда в промышленности постоянно растёт. Что уж говорить, если в рейтинге профессий, где можно больше всего заработать, производственная сфера за последний год скакнула с четвёртого места на второе. Лишь специалисты сферы продаж зарабатывают больше.

– К сожалению, даже высокие заработки сегодня не привлекают людей на заводы, – говорит председатель федерации профсоюзов Свердловской области Андрей Ветлужских. – Престиж рабочих специальностей в обществе очень низкий. Люди предпочитают техническим специальностям гуманитарно-экономические. Спрос на подготовку рабочих профессий невысок. Работодателю зачастую выгодно принять дешёвую рабочую силу из-за рубежа. Он и налогов меньше заплатит в фонды социального страхования. Поэтому сегодня необходимо поднимать авторитет технических профессий. К примеру, на заводе имени Калинина в Екатеринбурге в техучилище готовят необходимых предприятию специалистов. И таких примеров множество.

По словам лидера профсоюзного движения на Урале, в небольших городах наблюдается порой избыток рабочей силы на предприятиях. А вот в крупных городах – наоборот, дефицит.

Ученье – хлеб?

Профессия, безусловно, должна кормить. Для того чтобы быть успешным и востребованным, человек должен обладать тем набором знаний, умений и навыков, которые востребованы здесь и сейчас. Увы, сегодня при выборе специальности многие молодые люди ориентируются на потребности общества и расстановку сил на рынке труда чуть ли не в последнюю очередь. Согласно школьным отчётам, практически в каждом учебном заведении с ребятами проводятся профконсультации. Однако на выходе мы имеем то, что имеем: сотни молодых менеджеров, экономистов и юристов, которые месяцами, а то и годами безуспешно обивают пороги центров занятости. А это значит, что на деле всё иначе, нежели в отчетах. И в этом – огромная проблема нашего образования.

По результатам исследований, до 40% молодых людей сегодня делают свой профессиональный выбор неосознанно. Выпускники школ ориентируются в первую очередь на внешний лоск и звучное название специальности, популярность среди одноклассников и собственные умозаключения, основанные на просмотрах популярных фильмов и передач.

Почему никто не расскажет детям, что, прельстившись на «менеджера», спустя пять лет учёбы им придётся идти в водители или риэлторы? Почему никто не объяснит, что, выбрав экономическую специальность – одну их самых дорогих, – у них крайне высокие шансы остаться не у дел в числе десятков других таких же, как они? Школа должна помогать ученикам в адаптации к экономическим реалиям, профессиональном самоопределении и выборе профессии с учётом способностей, склонностей и востребованности на рынке труда. На деле же всё иначе… 11 лет школьники учатся писать сочинения и решать сложные задачи, однако к сознательному выбору будущей профессии их практически не готовят.

Подобная ситуация складывается в ВУЗах и техникумах Свердловской области, в том числе и государственных. Уже давно средние и высшие учебные заведения ориентируются не на потребности рынка труда в специалистах определённого профиля, а на желание молодых людей получать «модные» специальности. Вот и выходит, что рынок образовательных услуг и профессий оказываются практически не связанными.

Про человека труда просто забыли

– Для того чтобы преодолеть кадровый голод, нужен целый комплекс мер. Во-первых, требуется создать систему переобучения кадров, которой сейчас нет. Допустим, если человек выпускается экономистом и оказывается не востребованным на рынке, у нас не принято переобучать его. Да, он может найти работу не по специальности и учиться уже в процессе, но такой структуры, где бы он мог получить ценные рекомендации, – её нет.

Во-вторых, необходимо повышать престиж рабочих процессов. И заниматься этим должно государство. Как было при советской власти? По госзаказу снимали замечательные картины, такие как «Большая перемена». А сейчас фильмов про человека труда нет вообще. Про киллеров – сколько угодно, про ментов, проституток, а про человека труда просто забыли, его нет в поле общественного внимания. Все как упёрлись в юристов, экономистов, так и продолжают их клепать. А собраться с силами и сказать: ребята, дальше так продолжаться не может – государство не хочет. Нужны меры! Ну давайте сократим количество институтов – потому что не нужно нам такое количество выпускников с высшим образованием! Откройте любую газету – сегодня зарплата бульдозериста начинается с 50 тысяч рублей. Думаю, это побольше, чем получают сегодня наши такие популярные менеджеры.

Дмитрий Головин, председатель некоммерческого антикоррупционного партнерства «Комитет 101»

Все дело в праздности

– Сегодня одна из бед школы – праздность. Непонятно, что мешает руководителям министерств и ведомств заняться организацией на предприятиях учебно-производственных цехов, где бы школьники под руководством специалистов приобретали бы навыки производительного труда. При желании таким важнейшим делом могли бы заняться наши уральские предприятия. В 60-70-е годы прошлого века страна гордилась и производственной практикой школьников на промышленных и сельскохозяйственных предприятиях, и их работой в школьных мастерских. Руки учили голову, а поумневшая голова продолжала учить руки. Дети познавали цену труда, и это помогало им становиться известными инженерами, агрономами, врачами, педагогами…

Заслуженный учитель РФ, кандидат педагогических наук Яков Левин

Мёртвому припарка

Ещё в 1992 году люди понимали, что надо уметь что-то делать. А сегодня на телевидении, в прессе – сплошные конкурсы певцов и продавцов. Где вы видели нормальный конкурс среди фрезеровщиков? Те, что проходят сейчас, – это мёртвому припарка. Они не помогут, так как труд долгие годы принижался и продолжает принижаться. «Государева» политика направлена на унижение человека труда. Делается всё для того, чтобы нормальный труд считался непрестижным делом.

Политика сегодня такая: кто работает – тот плохой, а хорош только тот, кто ничего не делает или занят торговлей. Дети сегодня мечтают быть прокурорами. А почему? Да потому что когда прокурор приходит в школу, то сразу говорит им: когда я буду проверять работу ваших отцов и вдруг обнаружу нарушения, то заберу у них деньги. И дети понимают, что прокурор – это хорошо, потому что деньги собирает, а такой, как их отец, – это плохо.

Да и сами родители – о чём они мечтают? О том, чтобы их чада устроились туда, где не надо ничего делать и получать хорошую зарплату. Поэтому все мальчики у нас хотят быть госслужащими, а девочки – артистками. Посмотрите вокруг: большая доля молодых людей в охранниках. А человек, который просидел год-два без действия, уже не способен ни на что другое.

Василий Мельниченко, уральский фермер



− 2 = семь